ПОГУДИН ОЛЕГ

ОЛЕГ ПОГУДИН

 

ПОГОВОРИ СО МНОЙ, ДУША….

Петербург удивительно разнообразный город. В его исторических декорациях, под сводами дворцов и концертных залов, в природных интерьерах open-air, на воде и суше проходят самые разные события, выставки, представления. Он лоялен и доброжелателен к самым разным формам искусства. Наряду с громоподобным роком, город радушно принимает всемирную знаменитость скрипача-виртуоза и полюбившуюся зрителям фолк-группу. Еще в начале июня на Дворцовой площади весь город отмечал день рождения Владимира Высоцкого, а уже в первую декаду июля в Капелле, а именно 12 июля, прозвучат столь созвучные нашему городу городские романсы в исполнении Олега Погудина.

Фото Светлана Фатьянова

Искусство романса само по себе очень характерно для нашего города и его стилистики. Оно отражает ту свойственную городу салонную камерность, которая придает холодному северному городу душевную мягкость и теплоту. Романс отсылает нас к славному историческому прошлому города на Неве, напоминает, что будучи детищем Петра I, который так любил Европу и приложил немалые усилия по включению Петербурга в общей мировой контекст, наш город и по сей день сохранил в своем облике и атмосфере аристократическую рафинированность Европы. Об этом свидетельствует романс классический, строгий, с его выдержанной музыкальной архитектурой. Романс городской, напротив, сердечнее, ведь истоки его находятся в народной песне.

Фото Светлана Фатьянова

Романс, возникший в Европе XV-XVI веков, изначально считался серьезным музыкальным жанром, предназначенным для исполнения при дворе. Лишь в конце XVI романс повернулся к народу, став проще по музыкальной гармонии. Кроме многоголосных романсов моноритмической фактуры – баллад и романсеро – появились его вариации, более легкие по мелодике, в том числе романсы одноголосные, романс обогатился рефреном, расширилась его тематика. Эти песни уже были рассчитаны на одного певца в сопровождении популярного тогда инструмента виуэллы.

XVIII век – время расцвета романса в Европе, в каждой из стран Старого света он приобретал национальные особенности. В Россию он приходит во второй половине века XIX, и очень быстро становится неотъемлемой частью русской культуры. По мере его развития появляются новые стилистические разновидности, одной из которых и по сей день является «городской романс».

Олег Погудин, признанный мастер в области современной лирической песни, дорог своим почитателям за душевность и умение в романсе, а также в военной песне, в монографических программах, посвященных Вертинскому, Окуджаве, Шварцу, Чайковскому, в песне народной и в переработках церковных песнопений – выразить глубину душевного переживания, все оттенки чувств его лирических героев. Он никогда не переходит грань, за которой начинается заигрывание со зрителем, его четкое следование канонам романса всегда вызывало и вызывает уважение. Голос необыкновенно красивой тембровой окраски и гармонирующая с ним выдержанная манера поведения на сцене создали неповторимый стиль, благодаря чему уже 30 лет Олег Евгеньевич горячо любим ценителями этого музыкального жанра.

Для Петербурга история романса очень показательна, неразрывная связь между городом и романсом всегда ощущается на концертах Олега Погудина. Благодаря ему, романс, во всем своем многообразии, является прекрасной иллюстрацией характера нашего города – с одной стороны, его благородной сдержанности, аристократизма, драматизма душевных переживаний (доминирующая краска классического профессионального романса), а с другой –

необыкновенной сердечности, живости чувств, силы любовных переживаний, верности своим возлюбленным, мягкости, лиризма. Эти черты свойственны романсу городскому. Подобная разновидность романса наиболее ярко воплотилась в творчестве в произведениях Александра Вертинского, Булата Окуджавы, в репертуаре Юрия Морфесси, Петра Лещенко, Анастасии Вяльцевой, Вари Паниной…

Концерт Олега Погудина «Городской романс» 12 июля нынешнего года, на сцене основного зала Академической капеллы вновь позволит убедиться, насколько напевна и мудра душа Санкт-Петербурга.

Кристина Французова-Януш /июнь-июль 2018/

 

Погудин Олег 136_ _Народный артист России Олег Погудин, отвечая на вопрос о любимом петербургском дворце и парке, сказал, что «парадиз» императора  Петра I – это гармония, парадность и радостное настроение, что присуще петербургским дворцам, в которых проходят его выступления и паркам, среди которых ему сложно выделить самый любимый.

Называя среди любимых парков Екатерининский парк в Царском Селе, Летний сад,  Румянцевский садик на Васильевском острове, парки Петергофа Олег Евгеньевич рассказал о том, что в студенческие годы любил приходить в Михайловский парк к павильону Росси.

Гранитная пристань на берегу Мойки в восточной части сада и павильон с дорической сквозной колоннадой и полуротондой, построенные по проекту Росси, на его взгляд самое романтичное место в Петербурге, где отдыхает душа, где красота и изящество вызывают прозрачные, ажурные чувства, которые приходят в душу как трогательные мечты юности,  окружая  ее чистотой, изяществом и красотой старинного петербургского парка.

 /Концертный зал у Финляндского 16.04.2015 /после концерта Олега Погудина  «Песни Булата Окуджавы»/

 

МОЛИТВА ОЛЕГА ПОГУДИНА

В Концертном зале Мариинского театра состоится долгожданное событие — духовный концерт Олега Погудина http://xn——7kcbgld8ar8aphgi7e0de.xn--p1ai/lyudi-i-parki/pogudin-oleg.  Те, кто знаком с творчеством этого артиста, знают, что тема церковности для него одна из основополагающих. Она определяет не только его собственную мирскую жизнь, но и накладывает отпечаток на все его сценическое выражение.

Программа «Молитва» присутствует в репертуаре Олега Погудина более 20 лет. Ее появление на свет состоялось в самые смутные и непростые для нашей страны годы. Но именно так и случается, в минуты отчаяния и скорби нам удается прийти к истинно правильному решению, чтобы обрести в нем опору на долгие годы. Основой программы «Молитва» стали песни иеромонаха Романа, а также композиции внецерковные, но по стилистике своей приближающие к молитвословию. Определить жанровую принадлежность этих произведений довольно сложно — это не псалмы, не литургические песнопения в классическом своем виде. Все звучащие тесты, облаченные в соответствующую музыкальную форму, обладают особой мелодической гармонией, способной проникнуть глубоко в душу и сознание.

И что особенно ценно, Олег Погудин в программе «Молитва» не просто предъявляет себя как Артист, он приглашает зрителей к спокойной доброжелательной беседе, в промежутках между песнями и в конце каждого отделения произносит небольшие монологи. Но сказанное им никогда не звучит снисходительно, не вызывает оскомину. Искренняя интонация и собственное постижение радости церковной жизни дает ему право на подобные вещи. Когда смотришь на него, исполняющего Канон АндреяКритского, или «Родник». понимаешь, что он не исполняет артистическое действие, но молится за нас всех.

Олег Евгеньевич, Ваша программа «Молитва» началась с Вашего знакомства с иеромонахом Романом, более 20 лет тому назад.

-Это довольно давняя история, 95 год, кажется. Я просто пел его песни, в быту, дома у себя, где-то в гостях, и в монастыре, ( был в моей жизни такой период, когда я часто ездил в Святогорский монастырь в Пушкинских горах, иногда пел там на клиросе, подружился с настоятелем и братией.) Пел эти песни под гитару, люди слушали, записывали тайком, передавали друг другу и, в конце концов человек, издававший тогда песнопения отца Романа, обратился ко мне с просьбой — записать их в моём исполнении, потому что многим оно очень нравилось. Я поставил условие, если будет благословение от него лично, то запишу. Потому что на тот момент сам отец Роман наилучшим образом записал все свои песни. Нас познакомили, он меня благословил записать его песни, и кроме того, исполнять их на сцене, что я и сделал. Это была очень хорошая запись. Я как раз пел конец Страстной, и всю Светлую седмицу в монастыре, и был тогда физически измучен, но очень правильные в духовном и эмоциональном плане вещи совершились автоматически. В той записи было гораздо больше молитвы, чем искусства.

Изменилось ли что-то в вашем исполнении этих песен с годами?

-Спустя десять лет, я снова записал эти песни, добавив к ним еще несколько, но там уже был больше артист, было больше художественное делание. Вот, что отличает записи самого отца Романа: в них правда и чудо искренней, всеобъемлющей веры; молитва, а не искусство. И, как мне кажется, лучшее исполнение его песен, в том случае, когда за это берутся профессиональные артисты, должно быть именно таким. Молитва в первую очередь, и в этом, совершенно особая драгоценность его песен. Вторая их драгоценная особенность — возможность вынести молитвословие на сцену, в область художественного делания, без опасности профанации, не снижая религиозной доминанты этих талантливых произведений. То есть, религиозный артист может счастливо и полно выразить эту, важнейшую составляющую своей жизни не опосредованно, а напрямую, говоря со зрителем церковным языком.

Кстати, не все хорошие тексты музыкальны..

-Ещё одно наблюдение. В подобных сочетаниях стихов и музыки, — например у Окуджавы, или у Высоцкого, когда читаешь тексты на бумаге, отдаешь должное, даже восхищаешься талантом автора, но впечатление от тех же спетых текстов в сотни раз более мощное. Именно поэтому они должны звучать на публике, даже, если сам автор по какой-то причине их не исполняет. С песнопениями отца Романа, думаю, ситуация подобная, но всё-таки , самое важное, что он в первую очередь молитвенник, а уже только после этого поэт.

Когда мы говорим о русском человеке, для него важно такое понятие, как прощение. В Вашем понимании, что значит простить?

-Говорить о прощении абстрактно бесполезно. Прощение как моральная категория, или даже добродетель всегда нуждается в объекте. Если я правильно понял вопрос, то единственно важный объект -это человек. Когда кто-то поступает по отношению к тебе несправедливо, недостойно, после боли, которую ты испытываешь, необходимо вспомнить, что ты тоже не безгрешен. Это не уменьшит боль, быть может, но даст возможность не осуждать человека. Ведь любой из нас в своей жизни совершал поступки, которые кому-то доставляли боль или по крайней мере неудобство. Каждый случай требует конкретного рассмотрения, но общая направленность,внутреннее расположение и общая готовность к прощению должны быть обязательно, опять-таки не для другого человека, а для собственной радости. Это, кстати, очень русский взгляд на мир, в глубине нашей природы очень естественно звучит: » Блажени милостивии, яко тии помиловани будут». Но милость, как и любовь- выше закона, а вот простить человека, если ему твоё прощение не нужно, наверное очень непросто. Прощение, как взаимодействие, не только спасительно, но и бесконечно отрадно, и, если человеку необходимо твое прощение, ты должен его простить. Это не обсуждается. В этом случае ты обязан исполнить это как заповедь.

А если обидчику не нужно твое прощение, тогда что?

-Если же человеку безразлично твое к нему отношение, то для себя самого важно не озлобиться, не позволить себе ненавидеть обидчика, я уж не говорю о том, чтобы вредить ему, это вообще душегубительно, и важно желать другому человеку спасения, так же как и себе самому. Если тебе мучительно тяжело, то решение именного этого вопроса нужно предоставить Богу. Пока мы живем: ты и тот человек, что причинил тебе боль, все может исправиться, поменяться. Если жизнь кончается не сейчас, то всякое может случиться , и еще неизвестно, как мы себя поведем в иных обстоятельствах, и если надеешься на прощение собственных грехов, будь готов также прощать других.

Нужно ли человеку страдание, чтобы очиститься?

— Страдание всегда испытание. Из любого испытания мы можем выйти либо лучше, либо хуже, поэтому, опять-таки не бывает общих случаев. Страдание может облагородить, упразднить суету, может быть очистительным, но может и озлобить, огрубить, снизить моральные критерии, поэтому, опять-таки, не бывает общих случаев.

А в вашем случае?

-О каком страдании мы говорим? О перенесении какой-то боли, о переживании утрат, или о постоянном страдании, какое терпят тяжелобольные люди, или люди, лишенные свободы, или люди одинокие? Это страдание вообще совершенно другого рода. Я лично категорически против мучений, никому никогда не пожелаю. Если относиться к любым испытаниям по-христиански, тогда все может быть на пользу. Но там нужна крепкая вера.

Естественно.

Естественно? Отнюдь. Вера вообще для человека естественна, но крепкая , осознанная вера , это всегда жертва, всегда испытание, она всегда сверхъестественна.

Вы верите, что когда человек молится в каких-то святых местах, чудеса происходят?

Конечно. А чего тут не верить?

Для вас существует понятие чуда?

Да, но чуда не как сказочного происшествия, хотя иногда бывают и сказочные, а чуда такого, когда естественный ход событий меняется волей Божьей, если говорить молитвословным языком — «Бог идеже хощет побеждается естества чин…», это как раз те вещи, которые мы называем чудесами. Они однозначно происходят по молитве и не только в святых местах. Если человек действительно верит, молится, и если ему это действительно необходимо, чудо происходит.

Как вы думаете, к чему мы идем?

-Вы задаёте вопрос религиозному человеку, для меня Евангелие — настольная книга, где есть ответы на все вопросы. Возьмите Откровение Иоанна Богослова и вы прочтете — к чему мы идем. Но, поскольку Господь ежеминутно приводит в мир новых людей, думаю, о конце пути говорить сильно преждевременно. Мне кажется важным вопрос не куда мы идём, а как проходим свой путь, и если мы совершаем его в любви к Богу и к ближнему, то обязательно придём к счастью.

Кристина Французова-Януш

/Фото с официального сайта  О. Погудина http://www.pogudin.ru/ 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2 комментария на «ПОГУДИН ОЛЕГ»

  1. Людмила Петровна:

    Как приятно, что парки названные Олегом Евгеньевичем являются и моими любимыми, только гуляла я в этих изумительных местах очень давно, будучи студенткой на практике в Ленинграде почти что в течение года. Влюбилась в город и окрестности, их изящную и гармоничную красоту, в эти одухотворенные места сразу и безоговорочно. А потом, в «смутные» девяностые когда в Михайловском дворце арендовали площади даже организаторы курсов, где мне приходилось по направлению от предприятия » оттачивать» и преумножать знания по рекламе , я до умопомрачения ходила пешком после занятий и не уставала восхищаться и Румянцевским садиком на Васильевском острове и Летним садом. Потом в двухтысячные мне довелось увидеть город еще раз, уже другим, более ухоженным, но все равно со своим только ему присущим духом. А сейчас, когда Санкт- Петербург, Царское село, Петергоф , парки и фонтаны которых столь великолепны, отреставрированы и неповторимы в своей красоте, что оказавшись на их территории чувствуешь себя,от нахлынувших чувств, счастливой, соединенной с природой и ее удивительным свойством гармонии во всем!

    • admin:

      Здравствуйте, Людмила Петровна!
      Спасибо за комментарий — надеемся, что Вы надолго с нами.Ценим Ваше внимание к сайту и прислушиваемся к Вашим пожеланиям и комментариям.С уважением,
      газета «Дворцы, сады и парки».

Ваш отзыв